«Наше богослужение, наш язык и иконы являются жемчужиной церковного Предания. Конечно, вместо икон можно сделать такие светящиеся короба, которые будут напоминать рекламу. И для человека, впервые пришедшего в храм, это будет более привычно, но он же сам скажет: «Какая это церковь? Чем она отличается от рекламного вертящегося щита?!».

Поэтому в Церкви есть определенные традиции», – заявил в эфире телеканала «Союз» глава Синодального отдела протоиерей Димитрий Смирнов, отвечая на вопрос, почему Церковь так таинственна, а священнослужители твёрдо держатся за церковные традиции, не желая совершать богослужения на понятном и привычном для обывателя языке.

«Поменять весь современный церковный строй на русский язык возможно, но очень трудно. Гораздо проще современного человека немножко подтянуть до уровня понимания. Дело в том, что церковно-славянский язык никогда не был ни литературным, ни разговорным языком. Этот язык специально создан для богослужения на основе древнего нашего славянского языка (так он называется древнеславянский или старославянский язык). И приобщение к нему уже драгоценность, так как делает человека в два раза умнее», – подчеркнул отец Димитрий.

Отвечая на расхожее мнение о том, что церковно-славянский язык может понять только хорошо образованный человек, глава Синодального отдела отметил, что «чтобы понять церковно-славянский язык, достаточно выучить дюжину слов». «Люди, составляющие сегодня Церковь, вполне современные и многие из них имеют по два, по три образования. Есть люди и совершенно простые и неученые, но чтобы понять язык, достаточно выучить дюжину слов. Если человек в течение года ходит в храм, язык ему становится совершенно понятен. Тем более, проповедь в храмах бывает на родном языке».

«Славянский язык станет понятен каждому русскому человеку, если он захочет войти в Церковь, – отметил священник. – Человек, который вошел в первый раз и ему что-то не понятно, точнее, ему многое не понятно, может воспринять, например, цвет облачения, красоту пения. Во всяком случае, самое употребляемое словосочетание в храме – «Господи помилуй», и больше этого для спасения ничего не нужно. Поэтому самую главную молитву «Господи помилуй» он уже услышит многократно, поэтому на самом деле он может участвовать в богослужении. А остальное требует известного труда. И этот труд очень полезен и для ума, и для души, и для сердца».

По словам отца Димитрия, через язык богослужения, иконы, пение и церковную архитектуру мы связаны с нашими предками. «Никому не приходит в голову, зайдя в Успенский собор Кремля, сказать, мол, «что это такое, что за древность, давайте заменим на стекло, бетон». Ведь язык, икона, храм – каждый принадлежит своей эпохе, и в то же время вечно молодо. Поэтому нужно употребить известный труд. Можно ещё предложить человеку, который чего-то не понимает, пойти 10 сентября в МГУ, в аудиторию номер 2, и послушать, что там говорят. Что он там поймет? Ничего. А если пойти в поточную аудиторию Физтеха? Что он там поймет? Нужно хотя бы элементарный курс физики знать, чтобы понять, что нам там будут говорить. Это очень непросто. С церковной жизнью то же самое. Потому что жизнь духовная, как отцы говорили, это наука всех наук и искусство всех искусств. Это очень непросто».

[via Русская линия]

Помочь добрым делам

Hilfe für gute Taten