В последние дни в тг-каналах обсуждался и обсуждается ряд событий, связанных с правонарушениями или преступлениями (квалификация — это дело суда), в которых были замешаны представители этнических меньшинств.

На это, как всегда, накладывались фейки и неточные слухи (обобщение и разбор по Новосибирской ситуации можно, к примеру, найти у Андрея Медведева), но основным предметом обсуждения, помимо самих инцидентов, стало, в очередной раз, существование этнических землячеств как закрытых и сплоченных неформальных структур, плохо поддающихся не только интеграции в общество, но и государственному регулированию.

Ожидаемо это вылилось в дискуссию по поводу роли и места Православия (см. от стартового поста Андрея Афанасьева и далее его переписку с Игорем «Русским ориенталистом» Дмитриевым и другими участниками).

Позволю и себе прокомментировать.

Проще для начала сказать о внешнем, нисколько не списывая все сложности только на него, но, тем не менее, их обозначая. Государство всё же стремится (собственно, это одна из его функций) ограничить проявления этнической розни и распространение религиозно-экстремистских идей и, как правило, чиновники на местах полагают, что лучший способ — это «стрижке под горшок». То есть в публичной сфере (например, в школе, в культурных мероприятиях, в самого разного рода общественных советах и рабочих группах при органах власти) довольно сильно ограничивается включение не только представителей условно ваххабитских экстремистов, но и представителей Православной Церкви (они не исключены, нет, мы знаем много обратных примеров, но всё же сильно ограничены). Здесь и ложно (как я считаю) понимаемое отделение Церкви от Государства, и принцип — если православных не пустим, то будет повод и всех остальных не пустить. Другое дело, что этнорелигиозная идеология всё равно будет процветать в этнических диаспорах — а православные… Вы же помните, Игорь @russ_orientalist, мой пост про «не устал ли русский народ?» Да, объективно, сегодня (сегодня ли?) в русском народе недостаточно этнической солидарности. На мой взгляд привилегированная трибуна у Церкви государствообразующего народа быть должна — это частично компенсировало бы отсутствие естественных механизмов.

Не буду затрагивать вопросы внешней политики, поскольку они не «мои». Но — как-нибудь напишу об этом — есть смысловая проблема в том, чтобы воспринимать Церковь как орудие внешнеполитической стратегии. Или, если не как орудие, то хотя бы как одного из агентов реализации таковой политики. Всё-таки цели и задачи у Церкви совершенно иные (и в этом отличие от того же тюркского ислама, который совершенно органично вписывается в созидание условной Османской империи). Но, повторюсь, это тема для отдельного разговора.

Тем не менее и для внутренней деятельности, есть принципиальная загвоздка в том, что Церковь — это в принципе не идеология (сегодня одна, завтра другая), хотя она может вдохновлять идеологию (но ровно до того времени пока идеология себя осознает дщерью Церкви, что, увы, часто бывает недолго). Да, как русский человек я согласен с тем, что России нужна национальная идея государствообразующего народа. И её могут и должны создавать русские православные люди (в том числе отдельные священники, епископы), вдохновляемые Православием, являющиеся верными чадами Церкви. А Церкви на протяжении всего её существование следует выдерживать очень аккуратный баланс между земными отечествами и своей кафоличностью. К чему привело торжество этноцерковного национализма в греческом мире, мы сегодня видим.

Оставляя в стороне лирику: давайте встречаться, общаться, обсуждать. Я — не вся Церковь (как каждый из нас), но я один из членов Церкви. И я — русский патриот.
Можно просто поговорить.
Можно с практическим прицелом: было отличное предложение запустить на приходах проект исторического просвещения (опасное по нынешним законам слово, ну да ладно) населения. Давайте обсудим возможность такого проекта на отдельно взятом моём приходе. Из истории рождается национальное чувство.

Андрей Афанасьев, возьметесь за организацию?

[via Cogito ergo sum (канал епископа Саввы)]

Помочь добрым делам

Hilfe für gute Taten