«Обвинят в мракобесии, нетолерантности – пускай обвиняют». Николай Валуев – о России, Афоне и своей общественной деятельности.

Николай Сергеевич Валуев (род. 21 августа 1973, Ленинград) – российский политик, в прошлом профессиональный боксёр. Депутат Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации VI и VII созывов, первый заместитель председателя комитета ГД по экологии и охране окружающей среды с 21 декабря 2011 года. Чемпион мира в тяжёлом весе по версии WBA (2005–2007, 2009), временный чемпион мира в тяжёлом весе по версии WBA (2008–2009), чемпион в тяжёлой весовой категории по версии Паназиатской боксёрской ассоциации (2000), чемпион России в тяжёлом весе среди профессионалов (1999).

За выдающиеся физические данные: рост – 213 см и вес – по данным на 16 февраля 2008 года, 146 кг – получил прозвища «Русский гигант», «Зверь с Востока» (англ. Beast from the East), «Никола Питерский» и «Коля-кувалда».

​​ ​​

На ринг… прямо из церкви

Николай, в вашей спортивной карьере, в частности, были такие удивительные эпизоды: вы стали первым в России чемпионом мира среди профессионалов в супертяжелом весе, и перед боем с Джоном Ройсом взяли благословение у священника из церкви Святого Александра Невского. Вы часто прибегаете к такой духовной поддержке перед решительными боями?

– В церковь я ходил всегда, потому что считал, что мне это необходимо. И я верил, что мне эта помощь будет оказана. Еще для меня это стало правилом из-за случая с моим отцом: он очень хотел попасть на мой бой в Санкт-Петербурге в 1994-м году, уже был болен, не доехал, его хватил удар, и он умер. Мне было 20 лет, когда его не стало. Поскольку его смерть связана с моим соревнованием, пусть косвенно, у меня осталось чувство вины перед ним. Еще, может быть, и поэтому хожу перед соревнованием в церковь…

Николай Валуев Николай Валуев

– Это дает вам какую-то силу? Или вы прибегаете к духовным просьбам перед знаковыми боями?

Я по природе не был хулиганом

– Если уж говорить вообще о моем отношении к боям как таковым, то они все знаковые. Я по природе не был хулиганом, меня не тянуло драться со всеми. Поэтому я постоянно искал пути убедить себя, когда выходил на ринг, в том, почему мне нужно драться с другим человеком. Потому что это спорт. Это соревнование. Подтвердить эту убежденность мне было необходимо. В том числе храм давал уверенность.

Кстати, что происходит в душе спортсмена, когда он испытывает боль, когда идут какие-то очень напряженные минуты, и ты не знаешь вообще, победишь ты, или наоборот, с тобой случится нокаут?

– В боксе слишком быстротечно всё происходит. К сожалению, нет времени на то, чтобы обратиться даже к Небесам. Для этого требуется хоть какой-то отрезок времени, но в боксе его нет, поэтому в момент, когда тебе больно, ты просто чувствуешь боль. А если эта боль притупляется, то ты соотносишь это с помощью, идущей свыше. Вот так.

У вас 53 боя и 50 побед – почти непобедимый человек! Почему один побеждает, а другой нет? Почему на больших соревнованиях, когда люди примерно все подготовлены одинаково, двое бегут, доли секунды, незаметные глазу, и один – олимпийский чемпион, а второй – уже проигравший?

– Наверное, нужно исследование произвести на тот случай, является ли тот человек, который вот эту долю секунды вырвал, верующим. Тогда бы можно было проводить аналогию. Господь вообще благоволит тем, кто работает. Кто работает много и работает больше всех остальных, Он благоволит чуть больше, вот и всё. Наверное, нельзя соотнести, что Господь вот тому помог, а этому не помог.

Господь благоволит тем, кто работает

– Наверное, еще и призвать Его надо все-таки, да, сердцем?

– Предположим, оба призвали. Но все равно победивший будет один. Поэтому, вероятнее, помощь будет оказана тому, кто больше работал. Может быть, учитывается совокупность грехов в том числе. Я этого не знаю, я не могу четко просчитать, на основании каких выводов Творец дает кому-то больше, а кому-то чуть меньше, а кому-то вообще не дает.

Мы, русские люди, умеем трудиться, мы живем в суровом климате, мне кажется, нам даже трудолюбие передано по наследству. Видя жизнь, можно сделать вывод, что если русский мужчина обретает веру, если он оставляет страсти, если он умеет трудиться, то вот такой мужчина очень быстро становится самым настоящим Ильей Муромцем. Когда соединяются сила мужская и сила духовная именно в лице мужа, то, как правило, перед нами – сильный, непобедимый человек, настоящий защитник. Потому что, когда вы участвуете в антинаркотическом движении, когда вы говорите о положительных вещах, когда вы выступаете против тоталитарных сект, когда вы просто ходите в детский хоспис, наверное, вы выступаете как защитник Отечества.

– Я это делаю по велению души. Помните, как сказал Портос: «Я дерусь, потому что я дерусь» – я делаю это, потому что мне хочется это делать. Не ради того, чтоб меня воспринимали Бэтменом, Ильей Муромцем, еще кем-то, защитником Отечества, не ради того, чтобы обретать этот статус, или звание, или популярность, а просто потому, что у меня есть в этом потребность. Говорю то, что считаю нужным. Потому что я так думаю. Но при этом я и вам скажу – я небезгрешный человек, и мне не понаслышке известно, что такое страсть и страсти. Их же много. И степень того, как человек справляется с понятием страсти, и определяет его действия, жизнь, сознание и вообще восприятие.

– И путь жизненный определяет в целом, наверное.

– И путь жизненный определяет.

– Борьба со страстями – она чем-то схожа с борьбой на ринге?

– Схожа.

– В чем?

– В том, что человек, прежде чем выступать на соревнованиях на больших, да и на малых, отказывает себе в чем-то, борется, скажем, с ленью, усталостью, болью и т.д. Вот эта борьба происходит и в душе человека, когда он стоит перед соблазном. Вот и всё – тут одно и то же абсолютно.

– Бойцовские качества пригождаются?

– Вы знаете, мне во многом пришлось их даже воспитывать – я бы не сказал, что я боец по природе. Я только сказал бы, что я упертый. Меня иногда и жена так называет: «Упертый ты, просто бычара». И вот эта упертость оказывала зачастую мне добрую услугу: я упирался на тренировке, упирался, когда меня били, упирался, когда я учился чему-то, заучивал стихотворения – я упирался, мне хотелось сделать все-таки наоборот. Доказать что-то самому себе.

В чем задача спорта? Для чего он вообще нужен людям?

– Для более легкого понимания, что есть борьба. А борьба есть жизнь. Это слова Александра Карелина. Жизнь человека состоит из борьбы с того момента, когда он рождается. Ему нужно бороться за то, чтобы выжить, научиться многим вещам, которые помогут ему выжить.

Детский, юношеский спорт, который вы сейчас развиваете благодаря тому, что возглавили благотворительный фонд, мальчики и девочки, которые придут заниматься спортом, физкультурой, – какие качества должны они в себе воспитать?

– Вообще ведь к нам приходят ребята и православные, и мусульмане, поэтому мне сложно для них проповедовать только Православие. Это было бы неправильно по отношению к тем, кто ходит в мечети. Зато я всегда, встречаясь с ними, говорю и напоминаю про духовные ценности, которые описываются и в Библии, и в Коране. Буддистов, правда, у нас нет. Были бы, я думаю, что и с ними говорил бы о том же самом.

Вы имеете в виду Школу бокса Николая Валуева, да?

– Да.

Т.е. вы с ними проводите вот такие беседы о духовных ценностях?

– А без них трудно вообще стать действительно чемпионом. Понимаете, нужно что-то большее, ради чего хотелось бы побеждать. В данном случае – это твой народ, страна, флаг твоей страны.

Нужно что-то большее, ради чего хотелось бы побеждать

– Конечно, ваши победы очень вдохновляют нас всех, потому что смотришь и думаешь: если человек смог, если он выдержал, если он победил, значит, и ты тоже можешь в каком-то своем деле тоже одержать какую-то победу.

– Да. Я им про это и говорю. Что, может быть, вы не станете великими боксерами: научившись бороться, вы можете стать новым Менделеевым, например, или, может быть, известным художником, или просто хорошим работягой – никто не знает своего пути, предугадать не может. Но, научившись борьбе, человек может очень многое. Учиться надо уметь.

Подарки от Николая Валуева

– Вы в жизни с большим смирением несете свои особенности физические – большой рост, большой вес. Даже, может быть, то, что воспринималось недостатком в детстве, превратили в достоинство, и, я так понимаю, вы очень снисходительно относитесь к тем прозвищам, которые вам дали.

– Может быть, вы правильное слово подыскали: снисходительно.

– Вы обладатель необычайно ярких прозвищ: «Русский гигант», «Змей с востока», «Николай Питерский», «Коля-кувалда»… Слава Богу, у вас есть христианское имя Николай. У вас есть особое чувство к святителю Николаю?

– Конечно. Я, заходя в церковь, не забываю поставить ему свечку. Для меня честь – носить его имя. Вот так. Поэтому мне нравится сделать что-то приятное людям в принципе. Оттого, что они получают удовольствие и радость. Ведь есть понятие «Никола-угодник», так что угодить людям – это мое.

– Т.е. вам это приятно?

- Да, мне это нравится. Даже такие простые вещи, когда мы дарим подарки, – я очень люблю что-то дарить, все это знают.

– Я почти уверена, что вы много дарите и Церкви, и, может быть, детским домам.

– Наверное, не так много, как хотелось бы.

– А что легче – дарить или принимать дары?

– Принимать дары – для этого нужен повод. По крайней мере у меня, если говорить о дарах, они как-то собираются, из них можно сделать музей. Они мне напоминают о том месте, где они мне были подарены. Не всегда это что-то такое сверхдорогое, я как раз не любитель этого. А дарить приятнее. Это потребность.

Дарить – потребность?

– Да, прямо хочется. Наверное, я от этого получаю удовольствие.

Николай Валуев у иконы Божией Матери «Всецарица», написанной на Святой Горе Афон

Николай Валуев у иконы Божией Матери «Всецарица», написанной на Святой Горе Афон

– Вы подарили Кузбасской митрополии икону Божией Матери, написанную на Святой Горе Афон. Расскажите подробнее историю этого списка, как он оказался в ваших руках.

– В ноябре 2013 года я оказался на Афоне. Первый раз в своей жизни. Нам повезло с погодой. Мы проехали много монастырей, были в том числе в Ватопедской обители. Я привез оттуда несколько икон, одну из которых, кстати, подарил Полтавченко (тогда губернатор Санкт-Петербурга), он – Георгий, а на иконе его покровитель – Георгий Победоносец. Батюшка из Ватопеда рассказал об истории иконы «Всецарица», о том, что перед ней молятся об излечении от рака. А я, вспомнив о том, что онкология в Кузбассе развита, – не знаю, как по отношению к другим регионам, но онкологией люди болеют, проблемы есть, – решил ее также привезти с Афона.

– А вы как-то связаны с Кузбассом?

– А я вообще-то избирался от Кузбасса, от Кемеровской области.

– Т.е. ваши избиратели реально страдают в т.ч. и онкозаболеваниями?

– Разговор просто об этом заходил. И я вспомнил про это, и у меня почему-то возникла мысль сделать список, тем более что я узнал, где, в каком монастыре пишут эти иконы. Мы туда приехали, видели это всё собственными глазами. Я был поражен красотой «Всецарицы» и заказал несколько икон сразу. Одну – семейную. И уже в Сергиевом Посаде мы сделали для нее оклад. Делал в своей мастерской знакомый батюшка.

Сергиево-Посадский оклад для Афонской Всецарицы, да?

– Да, для «Всецарицы». Есть чудесная история, связанная с этой иконой. Она ведь не сразу поехала в Кузбасс. Некоторое время она находилась в Москве, два с половиной месяца, пока делали оклад в Сергиевом Посаде. Он же резной, на это потребовалось время.

И на записи программы «Это смешно» я узнал, что сын одной из артисток болен раком крови. Маленький еще мальчишка. А икона как раз находилась у меня в московской служебной квартире. Я говорю: «Давайте к вам икону привезем и в его комнату поставим, она от рака излечивает». Она говорит: «Да!» – «Завтра она у вас!» Приезжаю, привожу, оставляю, уезжаю. Всё это время, пока делали оклад, плюс еще какие-то дела – еще два с половиной месяца прошло. Но самое главное, самое чудесное – парень выздоровел! Она мне прислала смс, и врачи не понимали, что происходит: у него резко изменились анализы. У меня в телефоне даже эта смс есть, могу показать. Прямо на диван напротив кровати поставили к нему в комнату, и она там стояла. Оказывается, к этой иконе, узнав о ее чудесных свойствах, потом ходил весь двор, и знакомые этой артистки тоже.

И даже одна девушка, с ее слов, которая не могла забеременеть, забеременела. Я забрал потом эту икону, потому что ее надо было уже везти туда, в Кузбасс, владыка был извещен об этом. Мы ее привезли, в Кемерово было там богослужение, потом она поехала в один из районов и находится сейчас там в храме. А я попросил владыку, чтобы каждый год крестным ходом икону проносили по всему Кузбассу. Бывает, люди не могут приехать – все-таки область-то немаленькая. По всем городам чтоб ее каждый год проносили. Будем надеяться, что так оно и будет.

– По сути, вы положили начало, может быть, такому крестному ходу, который станет в митрополии традиционным, со «Всецарицей».

– Может быть.

– Если говорить об Афоне – что вас там потрясло больше всего? Первый раз, единственный. Собираетесь еще туда поехать?

– Конечно, поеду. Потрясли – история, храмы, монастыри. Это всё дышит древностью. А самое главное – благолепием таким, настоящим. Многое понимаешь и смиряешься, я бы сказал так, ступая на афонскую землю. Чем-то она отличается, отличается на все сто процентов!

– А после поездки на Афон, может быть, вы почувствовали, что какие-то изменения стали происходить в вашей жизни, почувствовали какую-то сугубую благодать и помощь Божию? Потому что ведь это же удел Пресвятой Богородицы.

– Я почувствовал, что, наверное, стал как-то построже (по крайней мере уж точно на протяжении долгого времени) к себе относиться.

– Вы были на освящении нового собора в Ульяновске…

– В Ульяновске он уже всё, построен. Мы также были в Челябинске, там строится церковь Александра Невского, она строится на пожертвования рядом с воинской частью.

– Вы принимаете такие предложения – поддержать освящение или строительство какого-то храма?

– Почему нет? Я не могу везде быть, к сожалению, невозможно всё совместить. Мероприятий море, участие в различных мероприятиях, в т.ч. церковных.

Все ли храмы восстанавливать?

– Вообще, картина восстановленных храмов после ста лет разрухи – давайте поговорим о ней. Ульяновск, где вы были на освящении храма, – ведь там действительно всё почти было порушено…

– Ульяновск… Владимир Ильич Ленин сподобился родиться именно там, поэтому все церкви, все соборы – всё было уничтожено, в том числе Соборная площадь, на которой стоял огромный храм, сопоставимый с храмом Христа Спасителя. Там тоже планируется его в итоге возродить. Но это огромная стройка.

– Вы верите в то, что все эти многочисленные (разрушенные после революции) храмы могут быть возрождены? В Московской области интенсивно идет это восстановление, но выезжаешь за Садовое кольцо, за МКАД в сторону Северо-Запада, в сторону Урала – сколько еще разрухи, потому что некому приступить и даже разгребать эти камни.

– Я просто по-человечески скажу: эти храмы если восстановить, то они тут же и придут в упадок. Потому что там нет жителей, которые бы приходили в эти храмы молиться. Можно судить по величине храмов, сколько людей там когда-то жило, допустим, до революции. И я скажу больше того: государство, Российское государство дореволюционное, ведь в меньшей степени являлось застройщиком церквей. А зачастую строили жители, и многие храмы строились на пожертвования. И можно лишь только представить, насколько была Россия богатой, когда строили такие храмы, которые мы видим сейчас в развалинах. И сколько было разрушено этих храмов – многие сотни по всей стране. А сейчас всё больше появляется людей, которые считают своим долгом строить храмы. На собственные деньги, или они являются организаторами того, что люди вскладчину собирают деньги и снова строят храм – вот это традиция истинно русская, настоящая. Она мне больше всего нравится.

– Вам известны такие люди?

– Конечно. Это мои друзья и те, с кем я близко общаюсь – в Татарстане, Курганской епархии, Ленинградской области, на Кузбассе. Это настоящие храмостроители, которые часть своих заработанных средств жертвуют именно на восстановление храмов.

– Вам приходилось помогать в строительстве какого-либо храма самому?

– Посильно – да.

– В Ленинградской области или еще где-то?

– В Ленобласти.

Не скажете, какой это храм?

– Зачем? Деньги отдавал, и всё. Там стройка идет. Это не один храм. Приехал в храм, оставил там деньги. Знаю, что еще достраивать надо.

– Вы верите в то, что такая лепта поможет сохранить ваших детей и внуков?

– Конечно. У меня же дети сами на пожертвование денежку опускают. И я уверен, что так будет продолжаться.

– Т.е. вы их приучаете уже.

– Конечно.

– Действительно, мы же забыли правило, что мы должны десятину отдавать на Церковь, которую никто не поддерживает сейчас, и на ближнего своего. Десять процентов своего дохода. Если бы мы все сейчас, все верующие люди, вспомнили это правило, даже воцерковленные, мне кажется, что можно было бы очень много церквей поднять.

– Я даже не представляю, сколько! Очень много!

Ставьте цели!

Если уж говорить о Государственной Думе, ваши коллеги острят: вы – самый крупный политик в мире…

– Я уже опасаюсь этой темы (смеется).

– Политика и боксерский ринг: они сильно отличаются друг от друга?

– Отличаются. Ты не можешь всегда в политике видеть, откуда прилетело, а в ринге это видно.

Вы однажды выступили за принятие закона о защите чувств верующих. Что подвинуло вас встать на сторону этого документа?

– Это закон, я бы сказал, даже прошел свое становление на практике. Я говорю о случае в Новосибирске с «Тангейзером».

– Это так назывался экспериментальный спектакль.

– Он был богохульным. Там был использован образ Христа в изображении постера, который призывал людей прийти на этот спектакль… Кстати, я могу сказать, что люди в Новосибирске собрались и единым порывом сказали большое «нет» подобным вещам. Среди них были и представители других конфессий, что мне еще больше понравилось.

Вы тоже приехали поддержать эту акцию за сохранение святынь православных, против их поругания?

– Да.

Выступление на митинге в Новосибирске Николая Валуева в защиту чувств верующих – против постановки экспериментального спектакля «Тангейзер Выступление на митинге в Новосибирске Николая Валуева в защиту чувств верующих – против постановки экспериментального спектакля «Тангейзер

Выступление на митинге в Новосибирске Николая Валуева в защиту чувств верующих – против постановки экспериментального спектакля «Тангейзер»:
«Здесь граждане России не виртуальные, а реальные. Тысячи людей. Обращаемся к вам: защитите наши конституционные права, запретите оскорблять наши религиозные чувства и осквернять наши национальные святыни. Потому что завтра наши дети спросят нас, что мы сделали со своей страной, почему мы допустили то, что происходит в нашей стране? В ней оскверняются святыни.

Завтра наши дети спросят нас, почему мы допустили то, что происходит в нашей стране

Если возможно и продолжаться будет это всё, и православным, и мусульманам будет опасно ходить по улицам наших городов, потому что каждый раз будут тыкать пальцем в лицо и говорить: ‟Ты – верующий! Твои святыни для нас ничего не значат!” Да, конечно же, имеет право на свою точку зрения и режиссер. Но почему-то этот режиссер избирает объектом своих насмешек, своих художественных замыслов Мессию. А для нас это Спаситель, Который отдал за нас жизнь. Я очень надеюсь, что все-таки нынешний закон (и я очень рад и горд, что этот закон разрабатывался в Думе 6-го созыва и я имел к этому прямое отношение) поможет нам сегодня привлечь к ответственности тех, кто этого заслуживает. Я думаю, мы – за это».

Тем не менее… Был такой спектакль. Каким-то образом этот закон помог защитить чувства верующих?

– Уже есть практика применения в Российской Федерации – он предусматривает штрафы, административное наказание. В случае, если это злостное нарушение закона, то и уголовное наказание. Так что пока до уголовного не доходило – для этого надо преступить закон не единожды. А закон «молодой».

– Если повторится, например, акция, подобная «Пусси райот» – это будет уголовная ответственность?

– Это ответственность административная, хотя их все равно привлекли к тюремному сроку, по другой статье. Закон предусматривает и исправительные работы.

– Т.е. сегодня уже просто так хулить традиционные ценности, духовные ценности, выражая свое творческое «я»…

– …себе дороже.

– Вы также выступили однажды достаточно сильно против тоталитарных сект.

– Я и до сих пор выступаю.

Николай Валуев

Николай Валуев

– Я впервые вижу такого политического деятеля, депутата, который, не боясь обвинений в нетолерантности, открыто об этом говорит и выступает против чуждых нашей стране учений.

– Буду и дальше этим заниматься.

– А почему вы это делаете? Вас обвинят в мракобесии, нетолерантности…

– Пускай обвиняют. Я же «снисходительно» к этому отношусь. Смотрите: история такая, что если бы это не принимало всероссийский масштаб, то, может быть, на нее не обращали бы так внимания. На самом деле на нее обращают внимание очень многие. Но, как вы правильно заметили, далеко не все имеют возможность высказаться публично по этому поводу. Но потихонечку все-таки ситуация двигается в сторону того, что приобретает некие черты опасности для устоев самого государства. Это как со «спайсом», с наркотиком.

– В Санкт-Петербурге сейчас какие особенно активно действующие секты?

– Мормоны, сайентологи, неопятидесятники различного толка.

– Много людей туда ходит?

– Я думаю, много. Конкретное число по Санкт-Петербургу я не запрашивал.

– В Госдуме вы же занимаетесь вопросами спорта, вас никто не обязывает выступать на эти темы.

– Нет, не обязывает.

– И тем не менее вы это делаете – вы делаете это как православный христианин или как гражданин этой страны?

– Я вам объясню. Мой отец всегда так говорил: «Для того чтобы понять проблему, войди в положение другого человека, побудь в его шкуре». Вот всего лишь стоит представить себе, что это такое, немножко, хоть на секунду, представить, что ты туда попал, отнес туда самое последнее, и с тобой даже твои самые близкие родственники не могут ничего поделать – врагу не пожелаешь!

– У нас сейчас так много беды в стране – вас же на всё не хватит...

– Не хватит, согласен. А я и не собираюсь браться абсолютно за всё. Я, по крайней мере, стараюсь это делать в меру занятости и наличия свободного времени. Да, может быть, самое главное – в силу убеждений. То, что это делать надо. Помните, я вначале вам говорил, что мнение людей, которые обрели в обществе некий вес, зачастую очень важно для молодых людей?

Мнение людей, которые обрели в обществе некий вес, зачастую очень важно для молодых людей

Для этого и надо людям объяснять, что на протяжении всей их жизни, до самой смерти, их подстерегают разные опасности. Разве это не задача?

– Т.е. вы сейчас видите свою нравственную задачу в этом?

– Где-то вижу. И не только в этом.

– Вы же понимаете, в том числе, что и ваши дети тоже будут расти в этой стране, может быть, их это тоже может коснуться.

– Конечно. Еще как!

– Что угодно: и наркотик, и тоталитарная секта. Такое отцовство, которое распространилось не только на свою семью, но и шире.

– Помню, что когда я тренировался и жил в районе метро «Пионерская» в Санкт-Петербурге, рядом, откуда ни возьмись, выросла церковь «Свидетелей Иеговы», прямо вот рядом с парком. Я интересовался представителями и этого культа: достаточно жесткая иерархия, очень сектантская, существует там внутри. И люди несут тоже последнее туда. В целом, кстати, это огромная международная организация, баснословно богатая, не менее, может быть, богатая, чем те же сайентологи, которая зарабатывает немыслимые деньги. И причем со штаб-квартирой в том самом государстве, к которому мы сегодня немного, как говорят, охладели, – в США. И что-то становится сразу странным: что они тут делают? И зачем?

На Украине это всё сработало. Огромное количество подобных культов, один из культов возглавляет даже такой темнокожий проповедник, в свое время совершенно нищий студент, который приехал и остался на Украине, сейчас возглавляет одну из самых больших сектантских организаций.

– Вот эта мина замедленного действия, духовная, вдруг и у нас тоже сработает? Не боитесь? Ведь сект существует очень много, с 1990-х годов…

– Боюсь и не хочу этого.

Был взрыв увлечения сектами, сейчас все пошло на спад, но действительно: мы же ничего этому не противопоставляем.

– Вот по этой причине я бы просто-напросто со стороны Министерства образования не запрещал традиционным конфессиям знакомить учеников школ с тем, что есть вера, что есть понимание веры, традиционные ценности, которые дает вера – вот это надо включать в программу, обязательно изучать во всех школах.

В Госдуме лежит проект закона, если своими словами, его суть сводится к правилу «Аборты – за свой счет»: выведение абортов за скобки бюджета медицинского обязательного страхования.

– У него есть последователи, есть противники.

– Если бы вы оказались во время обсуждения этого закона в зале, это, наверное, так и произойдет, – вы проголосуете за или против?

– Если так пообещать, я нажму кнопку «за», за закон. Но я прежде всего его почитаю. Но это не просто тема, где или черное, или белое, а это тема настолько тонкая и сегодня сложная…

Не возгордись!

– Если в двух словах, какое значение в ваших успехах играла ваша семья?

– Первейшее. Это та крепость, которая… Я живу этим понятием. Да, я люблю путешествовать, общаться с друзьями, веселиться, много чего я люблю, но в итоге всё сужается к семье. Т.е. ради чего жить на этой земле – я думаю, что ради семьи.

– Вы такой человек-гора, но в вас еще заложено гора талантов, потому что…

– То, что мне говорил отец Ефрем: «Не возгордись».

«Не возгордись». Потому что вы и в кино снимались, и программы ведете, вы мой коллега, можно сказать, программы на радио и телевизионные – ведь на самом деле пустой человек ничего этого сделать не может. Нужно все равно нести что-то людям – и слово сказать, и вопрос задать…

– Нести должен. Тем более что это мне нравится. По крайней мере если речь идет о ТВ и радио.

То есть вам это всё нравится – реклама, бизнес, телевидение, радио?

– Нравится.

– Политика, спорт – смотрите, как много всего.

– Я вообще не занимаюсь тем, чем мне не нравится заниматься. Вот, наверное, так. Кажется, сказано: «Стучите, и откроется»?

– А вы стучитесь?

– Пытаюсь.

– А какую Россию вы бы хотели оставить своим детям? Их у вас пока трое, может, будет больше.

– Одним словом надо сказать так: Россия всегда должна восприниматься с приставкой «великая». Речь идет и о границах, и о величии народа, истории и поступков нашего и будущего поколений. Я за то, чтобы моим детям хотелось остаться здесь. Жить здесь и родить здесь своих детей. Вот за такую Россию.

– Что бы вы хотели пожелать нашей аудитории?

– Чтобы мы сохраняли тот код, о котором я говорил, которым все-таки Россия сильна – код соборности, код жертвенности, код всепрощения. Он вообще присущ православной вере и должен быть понятен людям. А вы старайтесь им об этом рассказать.

С Николаем Валуевым
беседовала Елена Козенкова

Источник: http://pravoslavie.ru

Помочь добрым делам

Hilfe für gute Taten