Брежнев выбрал Щербицкого?
Фрагмент из книги о преемниках генсека и транзите власти эпохи застоя

Почему Брежнев не передал власть Щербицкому? (тайны истории)Последний месяц жизни Л.И. Брежнева начался с привычных забот. 1–3 ноября он работал в своем кремлевском кабинете, откуда говорил по вертушке с рядом абонентов, в том числе с Ю.В. Андроповым (трижды), А.А. Громыко (дважды), М.С. Горбачевым, В.В. Федорчуком, М.Е. Могилевцем, Е.И. Чазовым и первыми секретарями Краснодарского и Ставропольского крайкомов партии В.И. Воротниковым и В.С. Мураховским, а также с руководителем Болгарии Т. Живковым, проходившим курс лечения в ЦКБ на Мичуринском проспекте. Кроме того, вместе с двумя помощниками – Г.Э. Цукановым и Г.А. Дорошиной он работал с документами и в два захода в Екатерининском зале БКД вручил высокие государственные награды ряду товарищей, в том числе вторую Звезду Героя Социалистического Труда и орден Ленина главе правительства Николаю Александровичу Тихонову.

4 ноября Л.И. Брежнев провел заседание Политбюро ЦК, а также поочередно принял К.У. Черненко, А.А. Громыко, В.В. Щербицкого и Г.А. Алиева и говорил по телефону с рядом республиканских и областных секретарей, в том числе с Ш.Р. Рашидовым. Вполне возможно, как полагает тот же Ф.И. Раззаков, генсек обсуждал с ними созыв уже назначенного Пленума ЦК и предстоящую на нем "политическую реформу"… В пятницу и субботу, 5–6 ноября, генсек был в Кремле, работал с документами и вновь разговаривал по телефону с целым рядом абонентов, в том числе со всеми лидерами союзных республик (кроме А.Э. Восса), с К.У. Черненко (дважды), Ю.В. Андроповым и А.А. Громыко. 7 ноября Л.И. Брежнев, как обычно, был на Красной площади, где прошли парад и демонстрация трудящихся столицы, а около 13 часов он уехал на свою дачу в Заречье. Затем 8 ноября генсек уехал в любимое Завидово, откуда вернулся в Москву 9 ноября и сразу поехал на работу, куда прибыл в 12 часов. В Кремле он принял только двух человек: Г.А. Дорошину для работы с документами и Ю.В. Андропова, а после переговорил по телефону всего с одним абонентом – Н.А. Щелоковым и в 19 часов 30 минут уехал на свою дачу в Заречье.

Именно эта последняя встреча генсека с Ю.В. Андроповым и вызывает очень много вопросов у всех, кто соприкасался с событиями тех в прямом смысле судьбоносных дней. Так, В.М. Легостаев, А.В. Островский и Ф.И. Раззаков уверяют, что именно на этой встрече Л.И. Брежнев ознакомил Ю.В. Андропова со своим планом "транзита власти" в пользу В.В. Щербицкого, который через день станет известен остальным членам Политбюро, а затем будет узаконен на ближайшем Пленуме ЦК. Более того, Ф.И. Раззаков утверждает, что сразу после этого довольно продолжительного и явно непростого разговора генсек позвонил министру внутренних дел и передал ему вкратце содержание беседы, в том числе о том, что сам генерал армии Н.А. Щелоков перейдет на должность заместителя председателя Совета министров СССР по силовым структурам, а новым главой МВД станет его первый заместитель, брежневский зять генерал-полковник Ю.М. Чурбанов.

По свидетельству заместителя начальника личной охраны генерал-майора В.Т. Медведева, вернувшись на дачу, около 20 часов вечера Л.И. Брежнев легко поужинал вместе с супругой, пожаловавшись только на то, что ему "тяжело" глотать. А затем, не оставшись на традиционный просмотр главной новостной программы "Время", он поднялся на второй этаж и ушел в свою спальню. Туда же через пару часов поднялась и его супруга Виктория Петровна Брежнева. А утром следующего дня, около 9 часов, сам В.Т. Медведев и прибывший ему на смену В.А. Собаченков пошли будить генсека и обнаружили в спальне его бездыханное тело. Как уверяют В.Т. Медведев и Е.И. Чазов, все попытки реанимации генсека, предпринятые сначала его охраной, а затем и медиками, прибывшими из Кремлевской больницы, не увенчались успехом, и около 10 часов утра врачи констатировали смерть Л.И. Брежнева.

Однако в данном случае крайне любопытна не сама кончина Л.И. Брежнева, а то, кто первым узнал о ней и первым прибыл на его дачу. Например, Е.И. Чазов утверждает, что именно он, оповещенный В.А. Собаченковым, еще до Ю.В. Андропова прибыл туда и сразу понял, что Л.И. Брежнев "скончался уже несколько часов назад". Лишь затем он позвонил Ю.В. Андропову и попросил его срочно приехать на дачу генсека. Лечащий врач Л.И. Брежнева М.Т. Косарев говорит о том, что он раньше Е.И. Чазова оказался на его госдаче и присутствовал при реанимации генсека, которую проводили В.Т. Медведев, В.А. Собаченков и О.А. Сторонов. Однако целый ряд авторов, в том числе В.Т. Медведев, Ю.М. Чурбанов, Ю.П. Изюмов, В.М. Легостаев, Л.Н. Сумароков и Ф.И. Раззаков, утверждают, что первым на дачу умирающего Л.И. Брежнева прибыл именно Ю.В. Андропов. При этом все они, кроме В.Т. Медведева, а также комендант брежневской госдачи О.А. Стронов говорят, что он сразу забрал из брежневской спальни какой-то чемоданчик то ли с "шифрами", то ли с "компроматом" и быстро уехал. Вторично он приехал на дачу вместе с Д.Ф. Устиновым и А.А. Громыко, где уже присутствовал начальник личной охраны генсека генерал-майор А.Я. Рябенко. С учетом всех этих "странностей" у В.М. Легостаева, И.А. Минутко, Е.П. Жирнова и А.В. Островского возникли все основания выдвинуть версию о сознательном убийстве Л.И. Брежнева, к которому, по их мнению, были причастны Ю.В. Андропов и Е.И. Чазов.

Кстати сказать, очень странным выглядело и то, что охрана генсека ничего не сообщила о случившемся своему шефу – начальнику 9-го Управления КГБ генерал-лейтенанту Ю.В. Сторожеву, который, в свою очередь, был просто обязан оповестить о произошедшем председателя КГБ генерал-полковника В.В. Федорчука. Но они, как и все остальные члены руководства страны, были извещены о смерти Л.И. Брежнева только около 11 часов утра. И только после этого секретарь ЦК по идеологии М.В. Зимянин собрал у себя группу в составе ряда крупных аппаратчиков ЦК и главных редакторов центральных газет, в том числе Е.М. Тяжельникова, А.С. Черняева, Л.М. Замятина, Б.И. Стукалина, Р.И. Косолапова и В.Г. Афанасьева, и "поставил перед ними задачу подготовить тексты двух документов – некролога и обращения к партии и народу". В тот же день, 10 ноября, был отменен традиционный концерт, посвященный Дню советской милиции, и по всем каналам центрального телевидения стали сразу крутить концерты классической музыки и балеты. Для многих граждан страны стало очевидным, что "умер кто-то из большого начальства". Выдвигались разные версии, однако многие склонялись к тому, что на сей раз, в отличие от "майских слухов", действительно скончался Л.И. Брежнев.

Между тем 11 ноября 1982 года на заседании Политбюро ЦК была создана правительственная комиссия по организации похорон Л.И. Брежнева, которую возглавил Ю.В. Андропов. Этому решению, как утверждают ряд мемуаристов, предшествовала борьба двух группировок в самом Политбюро. Наиболее близкие к Л.И. Брежневу люди "хотели сколотить большинство для поддержки в качестве преемника К.У. Черненко". А противная сторона сделала ставку на Ю.В. Андропова. Так, один из брежневских секретарей H.A. Дебилов поведал о том, что накануне этого решения на Старой площади поползли "слухи, что Андропов будет Генеральным секретарем, Устинов – председателем Совета министров, а Громыко возглавит президиум Верховного Совета СССР". О существовании такого плана писали также А.А. Громыко (сын Андрея Андреевича Громыко. – Ред.) и Г.М. Корниенко, правда, первый утверждал, что его отец сам отказался от столь высокого поста главы советского государства, а второй уверял, что такому сценарию тут же "воспротивились некоторые члены Политбюро, прежде всего Д.Ф. Устинов".

На том же заседании Политбюро постановили срочно созвать внеочередной Пленум ЦК для утверждения нового Генерального секретаря, которым теперь должен был стать Ю.В. Андропов. Как вспоминал член Политбюро ЦК и первый секретарь ЦК Компартии Казахстана Д.А. Кунаев, его кандидатуру предложил К.У. Черненко, после которого "никто не выступил, и все молча согласились с этим предложением". 12 ноября состоялся внеочередной Пленум ЦК, в президиум которого вошли члены Политбюро в такой последовательности: Ю.В. Андропов, H.A. Тихонов, К.У. Черненко, В.В. Щербицкий, A.A. Громыко, Д.Ф. Устинов, Г.В. Романов, Д.А. Кунаев, В.В. Гришин и М.С. Горбачев, – и все участники Пленума сразу поняли, кто станет новым Генеральным секретарем. По уважительной причине, ввиду их болезни, отсутствовали два члена Политбюро – А.Я. Пельше и А.П. Кириленко. На самом же Пленуме выступили только К.У. Черненко и Ю.В. Андропов. Первый от имени Политбюро ЦК предложил избрать Ю.В. Андропова новым лидером партии, после чего, как вспоминал A.C. Черняев, "разразилась долгая овация, которая шла волнами, то утихая, то разгораясь". А второй в ответ выступил с вполне "ритуальной" речью, в которой "поблагодарил товарищей по партии за оказанное высокое доверие". По итогам Пленума было принято постановление "О Генеральном секретаре ЦК КПСС", поставившее точку в брежневском правлении, которое длилось более 18 лет.

Евгений Спицын. Брежневская партия. Советская держава в 1964–1985 годах.
– М.: Концептуал, 2021. – 784 с.

Источник: lgz.ru

Наши партнеры:
 
Кафедральный собор Святых Новомучеников г.Мюнхен
 
Радонеж