Победа во Второй мировой войне – не гарантия от поражения в холодном мире.

Коллаж: ktovkurse.com

Гипотеза всё более аксиомна: обе мировые войны, а также революции большевистская – 1917-го и «великая криминальная» – 90-х были реализацией центральной антирусской стратагемы «мировой закулисы» – стереть Россию с политикарты, а лучше с лица земли. Потому свержение русского Императора Николая IIпремьер-министр Великобритании Ллойд Джордж приветствовал «с чувством живейшей радости» – как «первую победу принципов, из-за которых нами была начата война» («Новое время», Петроград, 1917, 9 марта). И метили изначально в Россию, а не в облицовку её – коммунистическую или демократическую (но прицельнее всего в имперскую, духовно стержневую).  Как заявил русофоб Бжезинский: "Россия - это вообще лишняя страна...Если русские будут настолько глупы, что попробуют восстановить свою империю, они нарвутся на такие конфликты, что Чечня и Афганистан покажутся им пикником». То есть, тотальное уничтожение онтологического врага без проблеска надежды на жизнь суверенную, со своей национально ориентированной геополитикой.

В развязанном Западе форс-мажоре вызовов России-СССР-РФ не планировалось сохранение жизни их жертве.  В Гражданскую войну в их стратегические планы не входило помощь Белым в схватке с Красными, а скорее наоборот. А если иногда и союзничали с Россией, как британцы в Антанте, то лишь из корыстных побуждений – чтоб, как как полагает аналитик Н.Нарочницкая, помешать кайзеру Вильгельму строить железную дорогу Берлин-Багдад -- чем обесценивались бы полностью британские морские пути. 

И германская позиция в отношении «Великой России» - активно подрывная: немцы сознательно подпитывали большевиков как деструктивный элемент для возрождения Российской империи - чтобы максимально усложнить Белому воинству задачу освобождения Родины от «красной заразы». Германский Статс-секретарь фон Кюльман так и инструктировал посла в Москве: «Используйте, пожалуйста, крупные суммы, поскольку мы чрезвычайно заинтересованы в том, чтобы большевики выжили... Мы не заинтересованы в поддержке монархической идеи, которая воссоединит Россию. Наоборот, мы должны пытаться предотвратить консолидацию России насколько это возможно, и с этой точки зрения мы должны поддерживать крайне левые партии»

(Germany and the Revolution in Russia, 1915-1918. Documents from the Archives of the German Foreign Ministry. Ed. byZ.A. Zeman. London. 1958. P. 128-129).  Не лучше зарекомендовали себя и французы в отношении Белых.  Донскому атаману П.Н.Краснову они предъявили такие условия своей "помощи": возмещение французским предпринимателям всех убытков, происшедших «вследствие отсутствия порядка в стране, в чем бы они не выражались, в порче машин и приспособлений, в отсутствии рабочей силы, ... обязаны возместить потерявшим трудоспособность, а также семьям убитых вследствие беcпорядков и заплатить полностью среднюю доходность предприятий с причислением к ней 5-процентной надбавки за все то время, когда предприятия эти почему-либо не работали, начиная с 1914 года» (Краснов П. Всевеликое войско Донское // Архив русской революции. Берлин. 1922. Т. V. С. 308-309).  «От союзников, вопреки установившемуся мнению, мы не получили ни копейки», – сетует генерал Краснов о положении на Дону. А ценности Госбанка и богатейшие запасы царской армии французы не только не передали белым, а оставили большевикам. «России больше нет», – заявил французский премьер Клемансо. Это избавляло союзников и от "выплаты" русской доли в совместной военной победе: передачи Константинополя и проливов. «Мировая закулиса» на обломках Русской Империи играла в свои «шахматы»: немцы, как утверждал генерал А.И.Деникин, выдавали чекистам офицеров из белого подполья, потому что рассматривали армию Деникина как союзницу Антанты; страны же Антанты высадили в 1918 свои десанты в России именно в надежде восстановить против Германии восточный фронт. Пауки плели паутину.

По линии «деимпериализации» угробленной Российской империи В.И. Ульянов (Ленин) функционально попутничал с историческими недругами России. Протесс «деколонизации» как избавление от части русского пространства: Польши, Финляндии, Прибалтики, начатый «Совлепией», явился предтечей злодейских актов Горбачева и Ельцина по территориальному раздиру государства и духовному увечию русского сознания.  Не следует путать сознательное предательство национальных интересов правящими элитами «лихих 90-х» и «последнюю жертву» Белого воинства – у последней черты отрывающих от сердца кровное – ломоть «неделимой» русской земли. Да, сам Верховный Правитель России адмирал А.В.Колчак заявил в 1919: «Я готов считаться с независимостью Украины, чтобы согласовать военные действия наших украинских, польских и прочих антибольшевистских сил». Большевики, зацепившись за «похабный мир» (Брестский) с немцами как за панацею, продолжили расширение жизненного пространства – Красной империи. Судя по книге 2012-го писателя и политика Александра Проханова «Поступь русской победы», история России предстаёт как история «четырёх империй»: Киево-Новгородская Русь, Московское царство, Российская империя Романовых, Сталинская империя. Мы уже живём в этой Пятой империи и сегодня проходим первую её стадию. «Россия, даже потеряв окраины, остаётся симфонией этносов, пространств, культур, с имперским народом, который складывается из всех народов. Конечно, Россия — это империя. Она несёт в себе черты усечённой, но прежней империи и имеет тенденцию к восстановлению своих традиционных форм и границ. Пятая империя — это Россия, восстанавливающаяся мучительно, но неуклонно»-считает он. Без движения к Свету Россию поглотит Тьма. Православные подвижники учили, что не всякая Родина достойна уважения и защиты, а только если она выполняет Божий замысел о ней. Возрождение Отечества началось с Крыма. Но с трудом пробивается (хорошо бы вместо «28 пунктов интерграции» от слов к делу – общие Парламент и военно-политическое руководство конфедерации) в минском направлении и не перестаёт умываться кровью юго-восток Украины (закланец «минских договорённостей»).

Без тщательного анализа «самоубийства» России в Беловежское предательство и правильных выводов – нельзя строить будущее нашей державы. Монархо-Имперский возрожденческий постулат А.Е. фон Брикена и М.В.Назарова таков: «без публичного отвержения преступного большевистского эксперимента, распявшего Историческую Россию и все еще довлеющего над ее остатком - Российской Федерацией, очищение и возрождение Российского Государства невозможно.... Нынешняя власть неоднократно громогласно и лукаво заявляла о нежелательности какой-либо идеологии, однако фактически она приняла идеологию дикого капитализма, правда, с некоторыми государственническими поправками по сравнению с ельцинским беcпределом. Как представляется, здоровые силы в нынешней властной элите РФ должны, наконец, обратиться к положительному дореволюционному опыту, обогащенному современными знаниями, в том числе опытом корпоративной национальной государственности. Однако прежде всего необходимо дать правильную оценку государственной и национальной катастрофы, постигшей Россию в ХХ веке. И сделать это надо на самом высоком государственном уровне. К сожалению, пока ничто не свидетельствует о возможности такого поворота дел».

К сожалению, пока не только «ничто не свидетельствует о возможности такого поворота дел», но происходит прямо противоположное:  создание и широкая финансовая поддержка «Ельцин центра» (по решению одного известного лица) говорит, что сегодняшние власти это поддерживают и поворачивать принципиально не собираются. Все эти «уважаемые люди»: Кудрины, Чубайсы, Грефы не только не сидят, но находятся на очень важных государственных постах. Так что оценка ВОВ и последующего холодного мира зависят не только от фактов и цифр, но и от масштаба ее рассмотрения, определяющего ее смысл.

Как только «закулиса» убедилась, что Россию не удалось сокрушить ни Первой мировой войной, ни интервенциями (1918-22), принялись готовить Германию к новому походу на Восток.  А чтоб убийственнее было немцам и русским сцепиться в схватке, сперва довели потенциал конфликтности до кондиции бойцовской петушиности. Боевая диспозиция складывалась таким образом, что только Blitzkriegв отношении СССР позволял Германии изменить свою судьбу обречённого в капкане обстоятельств - вырываться из «версальской удавки» лишь «молниеносной войной» с «колоссом на глиняных ногах» - Россией.  Немцы понимали, что их тотально смертельно стравливают с русскими. Германский посол в Москве граф фон Шуленбург сигнализировал об этом: «Интересы обеих сторон требуют, чтобы было избегнуто взаимное растерзание Германии и СССР в угоду западным демократиям».  Допустимо, что даже стратегическое планирование уже задумывалось как консолидированное. Ибо, как утверждает З.Бжезинский в «Великой шахматной доске», на секретных переговорах между Германией и СССР в ноябре 1940 было решено, что «Америка должна быть удалена из Евразии».

Пакт Молотова-Риббентропа (Deutsch-sowjetischerNichtangriffspakt) от 23 августа 1939 закладывал основы формированию к концу 1940 предпосылок для изменения геополитической конфигурации вокруг германо-советского формирующегося нового центра силы. Но Берлин не устраивал «сомнительный нейтралитет» Кремля, а то и удар в спину «русской шпагой Англии». Немцам хотелось ясности: «крепкого рукопожатия не конъюнктурного, а стратегического партнёра, готового поддержать союзника политической, материальной, а если надо – то и военной силой». Германская разведка знала о спецмиссии американца Самнера Уэллеса: истощить и ослабить Европу и обогатить и усилить США. Целью его поездки в Европу было стравить немцев и русских и погрузить их во взаимоистребление на долгие изнурительные годы. Многолетние – ибо, как поясняет Н.Нарочницкая, скорый мир сделал бы Германию лидером Срединной Европы. Что геополитически и конкурентно Вашингтон не устраивало. Рассчитывалось, что разрастание войны обескровит европейские государства, в первую очередь СССР и Германию, и усилит доминирующую роль США в мире. Видать потому «Второй фронт» был искусственно оттянут до того момента, когда у германской армии уже не хватало даже и ружейных патронов. 13 ноября 1940 Гитлер задал Молотову важнейший для будущего вопрос: «Объявила бы Россия немедленно войну Америке, если бы та вступила в войну?» Молотов ответил, что“считает этот вопрос неактуальным”. Гитлер заметил: «Когда он будет актуален, будет уже поздно».

Нападение Германии на СССР случилось в день Всех Святых, в Земле Российской просиявших! «Торгашеский» Запад,  умело используя тевтонскую интенцию органики восточной устремлённости “DrangnachOsten”, провоцировал задиристый немецкий ген на экспансию поощрением «жизненного пространства» за счёт России, предварительно стянув паутиной полного бесправия и унижения германскую нацию – сперва Версальским договором от 10 января 1920, а затем – тайным «Актом о Канцлере» от 21 мая 1949 (каждый канцлер Германии по 2099 год обязан еще до принятия присяги подписать этот документ о лояльности США;  гарантом выполнения чего являются золотые запасы Германии, отданные  «союзникам» в качестве залога). Сняли с германцев «смирительную рубашку» лишь на время Второй мировой войны, а с разгромом Третьего рейха – снова сковали -- «Планом Маршалла», да пригвоздили упомянутым кабальным «Актом» о вечной лояльности к США.

Не удалось «закулисе» порешить Россию двумя войнами и Октябрьской революцией - так в «петле Анаконды» обложили её изнутри детонирующими зарядами «перестройки-перестрелки» (мой термин) и терзали до тех пор, по главпутчист Б.Ельцин ни доложил «Вашингтонскому обкому» что «коммунистический идол рухнул навсегда!».  Виные времена такое предательство Отечества стоило бы жизни. Ведь мораторий на смертную казнь в России был задействован только с 16 апреля 1997.

Однако Беловежский «недоворот» (моя формулировка) позволил путинской России, жизнью смерть поправ, воскреснуть Фениксом из руин и пепла.  Несмотря на то, что державу, паритетную силе Запада - обладающую гипероружием гарантированного возмездия, безостановочно сдерживают санкциями и третируют покусыванием лимитрофами от Эстонии до Грузии, «нарываются на грубость» и завлекают приманкой втюхивания разоружающего «партнёрства». С годами видоизменяется только тактика. Стратегия же антирусскости остаётся неизменной как со стороны Запада, так и «либерального крыла» правящего истеблишмента РФ. Как целью стравливания Сталина и Гитлера было ослабление Германии и уничтожение Российской империи/СССР, так и ныне чинятся бесконечно препятствия завершению строительства взаимовыгодного РФ и GEбизнес-проекта «Северный поток–2»/NordStream2 (завершили – так грозят взорвать).  Альянсная перспектива Германии и России геостратегически неприемлема для англосаксонского мира и его сателлитов. Ведь «500-летний гегемон» неоглобализма давно и окончательно приговорил Россию в любой её ипостаси (Империя, СССР, РФ) к закланию – к провозглашенной З.Бжезинским каре: "Новый Мировой Порядок будет строиться против России, на руинах России и за счёт России".

Подчёркиваю: манипуляционное управление нацеленным «клювом на Восток» способствовало развязыванию Германией как Первой, так и Второй мировых войн. Сын Уинстона Черчилля Рандольф сформулировал идеальный исход войны на Востоке с таким финалом: последний немец убивает последнего русского и растягивается мёртвым рядом. Но планировалось чтоб до того Геринг сперва слетал в Лондон для подписания сепаратного договора с Германией – развязать Гитлеру полностью руки для похода на Восток.

Конечно, развязывание Второй мировой войны было совокупным продуктом сложных хитросплетений многих политических факторов. Помимо катализации Версальским территориально-психологическим синдромом («зерно большой войны» по Ленину) и тяжелейшей ситуации в разгар «великой депрессии» отметим ещё несколько позывов на войну: – Тоталитарные политические режимы в Европе не допускали мягко-дипломатических методов при решении возникавших противоречий, неизбежных в международной жизни; – Колониальные империи европейских держав того времени не намеревались уступать свои привилегии в мировом раскладе и помогать «униженным европейским нациям» подниматься к высотам цивилизации; – СССР активно стремился восстановить своё влияние, обезопасив себя от любых возможных интервенций извне.

Величие победы в том, что враг был невероятно силён. В 1942 германская военная машина обладала бóльшими ресурсами, чем СССР. Запад, в 1938-м заключив с Германией «Мюнхенский сговор», выжидал, чья возьмёт. И когда бывший белебеец деревенский паренёк генерал Иван Андреевич Ласкин пленил командующего 6-й армии генерал-фельдмаршала Фридриха Паулюса – чем обеспечил победный перелом в ВОВ – только тогда открылся «второй фронт», чтоб не упустить делёжку победного пирога. Сталинград стал не только триумфом советского оружия, но и «просветлением» в западных мозгах. А до этого драка была практически один на один с Третьим рейхом. Поставки оружия и продовольствия, Тегеранские встречи Сталина, Черчилля и Рузвельта в 1943 и согласованные боевые действия союзников были гораздо позже, после Сталинграда.

Как же СССР удалось выжить после 22 июня 1941 и дойти до Сталинградской победы? Генри Киссинджер в своей «Дипломатии» славословит гений Сталина, который обвёл вокруг пальца Чемберлена, по всем правилам дипломатического искусства XVIIIвека. Верно, Иосиф Виссарионович «изменил расписание войны» и её конфигурацию. Тем самым помешал англосаксам войти, чтобы остаться навеки, в Восточную Европу, потому как надо было им оборонять Западную. Победными были сверхстойкость российского воинства («Русского солдата мало убить, его надобно ещё и повалить» – подметил ещё Фридрих Великий) и поразительная живучесть советской социальной системы. Выплавляя стали меньше, чем в Германии, она делала больше оружия. Теряя людские ресурсы и территории, она могла мобилизовать больше солдат, чем противник. Лишившись промышленности, она на сибирских заснеженных просторах под открытым небом подростками производила снаряды для фронта. А до этого станки удалось быстро эвакуировались на восток под носом у наседавшего противника. Руководство страны и армии училось на ходу, перестраивая режимы государственного управления и оборонной промышленности. Всё во имя Победы!

Забегая несколько вперёд, укажем, что влияние Советского Союза к 1949 году распространялось на геополитическое пространство от Берлина до Вьетнама. Много ли в истории человеческих цивилизаций можно найти аналогий? В те же послевоенные годы была восстановлена треть национального достояния СССР, разрушенного войной. Все так хотели забыть о ней навсегда. Но на Дальнем Востоке ещё суждено было появиться ядовитым грибам «Малыша» и «Толстяка». Ядерные взрывы в Хиросиме и Нагасаки заставили японское руководство согласиться на Потсдамский ультиматум союзников 10 августа 1945. Вторая мировая война длилась с 1 сентября 1939 (китайцы считают, что мировой конфликт «стартовал» 7 июля 1937) по 2 сентября 1945.   Переиграть победные для СССР итоги WWIIпризвана была операция «Немыслимое»: несостоявшаяся советско-английско-американская война-1945. Чуть позже между «союзниками» разгорелся ядерный шантаж.

В 1947 была запущена «доктрина Трумэна». Именно тогда в мировую политику вползла холодная война – потому как СССР не рухнул в ходе Великой Отечественной и вскоре после неё создал ядерное оружие. Ведь выживание России не предусматривалось. Холодную войну, как «поэтапную капитуляцию» СССР, запускали с намерением начать горячую – ядерными бомбами, если Москва не согласится с диктатом Вашингтона. Монополию на ядерные вооружения и возможность безнаказанности за их применение позднее назовут «синдромом атомной бомбы». Америка не изжила этот синдром. Рассекреченные архивы показали, что США и Великобритания всерьёз обсуждали в начале 1960-х применение ядерного оружия при обострении ситуации вокруг Гонконга. И лишь Карибский кризис 1962 впервые заставил американцев задуматься: а что если ядерное оружие будет применено против них самих на территории США?! Их самонадеянная безнаказанность в развязывании войн уступала место умеренному традиционному «изоляционизму».

Ко второй половине 1960-х в мире сложилась достаточно стабильная биполярная политическая система, где Восточный и Западный блоки достигли стратегического паритета, основанного на доктрине гарантированного взаимного уничтожения (MutualAssuredDestruction). СССР догнал США в мощи ядерных сил. В результате в 1972 США были вынуждены подписать с Советским Союзом Договор об ограничении противоракетной обороны (ПРО). Лишь кратность взаимного гарантированного уничтожения уменьшили, сохраняя саму возможность массированного возмездия. Бегство войск США из Вьетнама и появление у американцев «вьетнамского синдрома» отодвинули запуск холодной войны. В период с конца 1960-х и вплоть до 1979 в политической лексике по нарастающей звучало словосочетание «разрядка политической напряжённости» (Détente). Мир помнит детище той разрядки – 18 июля 1975 командиры советского космического корабля «Союз-19» Алексей Леонов и американского «Аполлон-18» Томас Стаффорд обменялись рукопожатием на орбите. Кульминацией Détenteбыло подписание в августе 1975 в Хельсинки Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ). На нём 33 европейских государства, США и Канада подтвердили нерушимость европейских границ, начертанных ещё в Потсдаме 1945-м.  Как же тогда легитимность основанного 8 декабря 1991 Содружества Независимых Государств? Де-юре Советский Союз более жив, чем почил в бозе.

Второй этап холодной войны отсчитывается от ввода советских войск в Афганистан в конце 1979-го. Этот этап весьма отличается от первого и характеризуется ярым пропагандистским давлением США и НАТО на оппонента, но не ядерным шантажом.  В ответ на стремление СССР к паритету в ядерных боеприпасах США разорительной гонкой вооружений создавали трудности в развитии советской экономики. Резкое ухудшение внешнеторговой конъюнктуры вызвала

американская операция начала 1980-х по снижению цен на нефть. Об этом рассказал французский журналист Эрик Лоран в своей книге «Нефть. Ложь, тайны и махинации» (Lafacecachedupetrole) (2006). Президенту Рональду Рейгану удалось тогда придушить «империю зла», пользуясь, если не предательством национальных интересов, то слабостью и недальновидностью последнего правителя Союза Михаила Горбачева. Сработал спусковой крючок «самоубийства» СССР: в 1989-м из Афганистана были выведены советские войска и полностью расформирован Варшавский договор. Таким образом, горячее противостояние в Холодной войне прекратилось. Победители отлили медаль «За победу в холодной войне» (ColdWarVictoryMedal). «Победой библейского масштаба» окрестил это событие президент США Буш-старший в январе 1992-го. На радостях Горбачёв одобрил объединение Германии и разрешил ей войти в НАТО, за что «почётному немцу» вручили Нобелевскую премию мира. А Ельцин пел и плясал, выводя из Германии русских летунов в палатки во чистое поле. Запущенные ещё при Хрущеве процессы деградации СССР (их удалось тогда «заморозить», но к 1982-му они ожили) способствовали развалу Союза Советских Социалистических Республик.

Переход от биполярного к однополярному миру коренным образом изменил геополитическую карту мира. Но появление в геополитике однополярности совсем не означало «конца истории». Многие страны меняли ориентиры своей внешней политики. Появилась «новая Европа», поучающая «старую Европу» вашингтонским истинам; прибалтийские карлики, проводя политику апартеида по отношению к русскоязычным «негражданам», стали потявкивать на «русского медведя». «Ближнее зарубежье» России на глазах переориентируется на Вашингтон и Брюссель. США решили «маршем демократии» подхлестнуть «недостаточно быструю» эволюцию в руководстве бывших советских республик и запустили «цветные революции» для смены оставшихся после распада СССР руководителей ещё советской закваски. Смена в ноябре 2003 Э. Шеварднадзе на М.Саакашвили в Грузии и в декабре 2004-го Л. Кучмы на В.Ющенко на Украине, попытки провести аналогичные революции в Абхазии (ноябрь 2004-го), Белоруссии (март 2006-го и 2021-го), Киргизии (февраль–март 2005-го) и Узбекистане (май 2005-го) были новым стратегическим ходом США по освоению советского наследия. В отношении России – «закулисе» и иже никак не удаётся ведущим оппозиционерам правящему режиму сперва Михаилу Ходорковскому, а ныне - «недоотравленному сидельцу» Алексею Навальному избавить страну от Владимира Путина. Парламентские партии из-за своей компрадорски-олигархической оснастки, оппортунистичности, прикормленности и «карманности» не очень помешают трескучей демагогией реализовывать план смены лидера страны. «Оборотни в погонах», перевёртыши, пятоколонники. Во вне – уже зашкаливает международная «ненависть к России – как индульгенция».

Привластная «элита» демонстрирует свою социально-политическую убогость. Она разучилась анализировать происходящие в современном мире процессы. Отсюда явная прострация в выборе геополитического места и роли в системе мировых координат, неспособность разработать перспективную модель государства и общества. Как следствие, отсутствие внятной стратегии развития государства Российского и глубокий системный кризис. Его основа заключена в утрате духовного цивилизационного стержня и в попытках схоластически пересадить чужеродные ценности силком на русскую почву.

Куда же идти дальше? Дорогой распятого варварами Рима в небытие истории? Или путём возрождения? Нельзя восстанавливать нашу Восточнославянскую цивилизацию в её евразийской обширности без опоры на наши исторические корни. Нельзя соглашаться с уходом в НАТО Киева – Матери городов русских. Неужели Россия должна смириться с европейским лицемерием и фактически апартеидом в Прибалтике против русскоязычных «неграждан»? Как можно не замечать уникальной возможности восстановления утраченных геополитических позиций через стратегический союз с Ираном? К сожалению, государственное устройство и общество России не только малопривлекательно для геополитических соседей, но и малоэффективно для экономического развития. Есть ли у России шанс?

Чтобы возродить «силу в правде», поникшую имперскость русского духа – нужен возрожденческий национальный мобилизационный рывок.  Ведь у Отечества, выражаясь языком китайской стратагемы, «вытащен хворост из-под очага».Потому нетдуховной опоры горения Победой. Если в предыдущих войнах целью было уничтожение живой силы и инфраструктуры противника, то в нынешней ментально-гибридной войне – «уничтожение самосознания, изменение ментально–цивилизационной основы общества противника». По этим лекалам произошла трансформация Украины из «братской» в «бандеровскую» – сменой духовного кода нации. Сумятицу в формирование подлинно национальных народно-патриотических приоритетов вносит тот факт, что в РФ не ведают какой тип государственности строят. Капитализм «с человеческим лицом? Социализм ли, скорее с базарной нежели рыночной экономикой? Национальная идея – это не только библейский мотив «плодитесь и размножайтесь», но и чтоб «не стыдно было смотреть в глаза ребёнку», кому всем миром собирают подаяние на дорогостоящую операцию (а живём-то в социальном государстве!).

И пора, сформулировав национальную идеологию, расшифровать понятие «враг», отказавшись от беззубого эвфемизма «партнёр». А то как в пьесе «На дне» Максима Горького: «Мне — все равно! Я и жуликов уважаю, по-моему, ни одна блоха — не плоха: все — черненькие, все — прыгают… так-то.  Где тут, милая, приспособиться мне?»  

Однако ещё далеко до нравственно здорового эффективного социального государства, которое только и сможет противостоять в «ментальной войне». Руководству РФ надлежит перестать вести, как говорит патриот, системный аналитик Сергей Михеев, «двойную игру – заигрывание с карликами». Надо утвердить верховенство закона. Политически разоружить привластный бизнес, настояв на «полной прозрачности конечной бенефициарной собственности всех предприятий, включая медиакомпании» (Д.А.Медведев не знал, кто владеет аэропортом «Домодедово» в Москве!). Но есть ли надежда на столь кардинальную трансформацию власть имущих? Какой лидер нужен народу на новом этапе развития? Тот же Сергей Михеев на этот вопрос ответил развёрнуто: «Во внешней политике – более активный проект, который восстановит историческую справедливость... Во внутренней – экономика как способ организации жизни людей, а не способ получения прибыли. Схема национальной культуры не подлежит экономическому регулированию. В морально-нравственном контексте – идеалы традиционных религий должны быть доминирующими в формировании информационного содержания, культурной политики. Человек, который будет двигать эти три ипостаси... Я таких людей не вижу».

Как говорил И.В.Сталин, «кадры решают всё». Национально-приоритетными должны стать все сферы русской жизни, её политики, хозяйствования и культуры. И в международных отношениях без умения отстаивать интересы своей страны не может быть достойно-убедительной дипломатии. Переговорный процесс должен маневрировать не в рамках сиюминутных бизнес-выгод (как зачастую сейчас), а цивилизационно-национальных глобальных интересов. Поскольку международная договорная безопасность не работает в прежних режимах, надо отстраивать адекватную сложившимся обстоятельствам новую систему взаимосвязанности государств – с задействованием арсенала средств предотвращения как прямой военной, так и косвенных – экономико-политической и гибридно-этической агрессий.

Но надежда умирает последней. «Надеюсь, – заявил Владимир Путин, – что никому не придёт в голову перейти в отношении России так называемую красную черту. А где она будет проходить – это мы будем определять в каждом конкретном случае сами». Хочется верить, что это новый внешнеполитический манифест России, сравнимый по эффекту с путинской мюнхенской речью. Примерно в том же смысловом ключе когда-то глава русского внешнеполитического ведомства при Александре II князь А.М. Горчаков дал понять Западу, что Россия не отказывается от права голоса в европейских международных вопросах, но только собирается с силами для будущего. «La Russie ne boude pas – elle se recueille» (Россия сосредотачивается). Эта фраза точно определяла занимаемое Россией политическое положение после Крымской войны. А три года спустя князь Горчаков заявил: «Россия выходит из того положения сдержанности, которое она считала для себя обязательным после Крымской войны». Так и Россия, Бог даст, перестанет сознавать себя «лузером»-пораженцем в холодной войне, заявив о своих геостратегических намерениях и отстаивая их всеми силами Отечества. Опасно внешним силам «медведя» загонять в угол. В спарке с китайским тигром не устоят надменные анлантисты.

Если Афганистан напоминает военным аналитикам второй Вьетнам, не лучше ли Западу по-другому позиционировать себя и реагировать на Россию: сменить «выжидательно-предупредительную стратегию сдерживания оппонента непрямыми действиями» (с напряженным изнурительным выжиданием – «сюрпляс») на реализацию формулы Генри Киссинджера: чтоб шли параллельными курсами, ощущая друг друга локтями, но не наступая друг другу на пятки? Пока не поздно: ведь барометр напряженности в мире застыл на силовом столкновении холодной войны малой интенсивности. А с применением тактического ядерного оружия трудно будет воздержаться от глобального ответа – ядерного Армагеддона.

Евгений Александрович Вертлиб /Dr. Eugene Alexander Vertliebпрезидент Международного института стратегических оценок и управления конфликтами (МИСОУК-Франция); ответственный редактор отдела прогнозирования политики Запада «Славянской Европы» (Мюнхен); экзекьютив член Инициативы «Лиссабон-Владивосток» (Париж)

 

Наши партнеры:
 
Кафедральный собор Святых Новомучеников г.Мюнхен
 
Радонеж